Проза и поэзия
 
 

Ржевский

Литературная мистификация. Автор пожелал остаться неизвестным. (кроме того, что он – историк, живёт и работает в Нью-Йорке.)

ХАРРИ ПОТЕР – РАЗБОР ПОЛЁТОВ
Make it move…The snake suddenly opened its beady
eyes. Slowly, very slowly, it raised its head…
J.K. Rowling. Harry Potter and the sorcerers stone

Глаза поручика слезились, он больше не мог читать….Боже мой, думал он про себя, ах эти английские сиротки, Дэвиды Коперфильды, Питэры Пэны и Томы Сойеры…впрочем Том Сойер вроде был американцем – ну не важно, один хрен сиротки…
Где то там на кухне Коперже (конь поручика Ржевского для тех, кто ещё не знает) гремел посудой. Это раздражало поручика безумно:
- Эй, Коперже, так тя растак – заорал поручик, - Том Сойер, ну этот, сирота, он ещё с неграми водился…
- Ну…-отозвался Коперже с кухни
- Не нуууу, а был он американцем или как?
Вытираясь об мокрый уже фартук Коперже вошёл в малую диванную, где валялся Ржевский с томиком Харри Потера на груди.
- Том Сойер, это тот за которого те Отец Онуфрий тройку в воскресной школе поставил? Он таки да, американец…
Коперже тут же заметил разноцветный томик Харри Потэра, разбухший от упавших на него слёз:
- Между прочим неплохая тема для сочинения, добавил он примирительно, отец Онуфрий обрадуется, что ты за ум наконец взялся, типа Сиротство в Английской литературе.
Возбуждённый похвалой поручик вскочил вдруг с дивана:
- Правильно! Сиротство Великой, Детской Английской литературе – вот как нужно. Мысли запрыгали весёлыми зайцами в голове поручика – Винни Пух, тоже, между прочим сирота, strictly speaking…
Побегав по дивану некоторое время мечтая о том, как его сочинение напечатают в философском журнале Отца Онуфрия “За Здравие и за Упокой” поручик приказал Коперже принести бумагу:
- Записывай скорее, а то упадёт, в смысле пропадет мысль, и стал диктовать:
Англоязычная цивилизация как самая эмоционально зрелая славна своими традициями детской литературы. Русская как одна из наиболее молодых по духу цивилизаций отличается от английской как в корне так и по жизни. У нас всё сурьёзно, всё взрослое: типа приглянулась старушка, топором её, лапочку, пригорюнился и иди се в тюрьму. Или влюбилась, погуляла и под поезд, и никаких те винипухов. Стоит она, английская литература, сироткою в трагикомической семье мировой культуры лучась светом благоглупости...
Закусив удила Коперже старательно записывал: Неплохое начало, много обобщений…
- Миллионы детей на земле, продолжал поручик, загипнотизированы образами сироток из Англии, плечом к плечу стоят они, во главе с Винни Пухом и лучший из них - Харри Потер, волшебник из под лестницы. Гордо стоит он со своей двенадцатиинчевой волшебной палочкой, вызывая зависть и восторг окружающих! Сколько на земле сироток живущих под лестницами и в других мерзких местах, сколько просто детишек страдающих под гнётом подлых родителей? Миллионы, толпы, тьмы!!! и каждый из них мечтает магическим образом дать жару, прямо щас, покуда они не превратились в точные подобия своих гонителей. Это книжка для них. Смутные их мечтания получили, наконец рупор, а быть может даже и мегафон! Банальная смерть родителей Харри, бедных и бесцветных, открывает дорогу фантазии бедному Харри: Где то там, в другом мире, в мире драконов и эльфов были они богаты и знамениты и оставили ему, очкастому Харри, немыслимое наследство: золото в потустороннем банке Гринготс, могущественные связи, славное имя и всемогущий шрам на лбу. Но за всё это даже в фантастическом мире нужно платить: Харри Потер страдает от диспотизма своей тётки Питуньи и её прожорливого мужа, злющего Вернона. Ихние жирное детище вовсю издевается над молодым, перспективным волшебником не принадлежащим миру сему! Мало того, убийца родителей Харри, злой маг Лорд Вальдеморт…
Коперже прекратил вдруг писать и засуетился испуганно:
- Нужно те, Рже, такие слова говорить…
Поручик прекратил диктовать и прислушался…всё было тихо в их родном Трижопье, только где то во дворе сладострастно мяукала любимая кошка поручика Муся Чемоданова…
- Лана те, пугать то, - почти шепотом сказал поручик и продолжил:
И этот самый злой маг, Сами Знаете Кто, угрожает жизни маленького Харри но есть в его судьбе и добрый учитель - защитник, профессор Хагвортского универа Албус Думбледор не даёт его в обиду и верьте мне, наступит момент - взлетит маленький Харри на своём вороном помеле Нимбус 2000 высоко. И усы его затопорщатся на холодном ветру и…
- Ты чо, – прервал поручика Коперже, - не было никаких усов у Харри Потера.
- Твоё дело записывать, так тя растак – взвился поручик. Есть усы, да ещё и какие. Ни бывает хороших людей без усов!
- И воще ты всё ни так пишешь – не унимался Коперже и разрозился речью:
Настоящим учителем Харри был этот самый, якобы злой волшебник Сами Знаете Кто. Именно он сдвинул его точку сборки в самом детстве, оставив знак у него на лбу. Именно он вырвал у судьбы своего баловня и поместил его в семью жалких тиранов, ибо только страдая человек в состоянии осознать лучшее, что в нём есть. Не убить хотел Учитель, а заставить саму смерть работать на Харри, ибо смерть, только смерть и есть та сила в присутствии которой человек превращается в мага. Обычные люди живут не замечая смерти, пологая по наивности, что жизнь их вечна. Лорд Вальдеморт и есть то лучшее, что имеет Харри Потер. Обманув всех, а главное самого Харри, Учитель не оставил ему шанса остаться в жирных ублюдках. Живи он с упитанными официальной мишурой родителями стал ли бы он таким, каким стал? Нет, и ещё раз нет! Стал бы просто официальным хогвардским занудой. Как неблагодарны люди, как поверхностно мыслят они, как ограничены их способности понять и принять свою судьбу. Настоящий Учитель зная это, всегда остается в тени…выскочка Думбледор не был таким… Подвиг Учителя в том, что бы организовать события судьбы в нужную последовательность, именно это и есть магия…
Поручик давно успокоился и лежал уже на диване не слушая разбуянившегося Коперже. Глаза его вновь наполнились слезами, он мечтал о волшебной палочке: Если бы я имел волшебную палочку, думал он, я бы всех женщин делал счастливыми. Собирал бы их по одной, или даже по нескольку и давай, типа взмахнул палочкой и готово. Хотя двенадцать инчей для приличной палочки это маловато. Тут нужно нечто большее…
Коперже тоже уже успокоился и смотрел на поручика, он точно знал о чём думает Ржевский. Идиот, привычно повторил он про себя своё любимое выражение…

КАК ПОРУЧИК ЛЮБИЛ И СМОТРЕЛ ПЕРЕДАЧУ “Я САМА”, ИЛИ СТОИТ ЛИ ЖЕНИТСЯ НА МАШАХ ИЗ ПЛЭЙБОЯ

Поручик полюбил телепередачу “Я Сама” с первого на неё взгляда и старался не пропускать её даже в моменты завала посевной или даже покосов озимого укропа у себя в Трижопье. И как тут пропустить - то покажут даму – крокодила, которая будучи трижды замужем всё жалуется на любовные неудачи, то мумиабразную Эдиту Пьеху с родными для нации брежневскими бровями, то затасканную училку женившую на себе ученика – обалдуя. Но главная притягательная сила передачи заключалась в её ведущей по - азиатски губастенькой вертихвостке Меньшовой, ставшей со временем чуть ли не главной героиней автоэротических подвигов поручика. И дело даже не в том, что Меньшова хороша собой и по натуре нагла. И даже не в том, что умело использует не по российски изысканный вкус в одежде и причёсках. Дело было в неком предрекламном жесте, жутко вульгарном и странно притягательном. Описать этот жест довольно трудно, хотя повторялся он с неприличной постоянностью утреннего пионерского стояка, по крайней мере дважды каждую передачу:
- Мужчины не осуждают героиню за блядство – говорит, например, Меньшёва, сдвинув полненькие, но стройные ноги в сторону камеры– хотя и не вполне понимают как такое возможно. Женщины говорят, что не прочь взбляднуть и сами, по случаю конечно. Но это ещё НЕ ВСЁ – хитро улыбается Меньшёва и тут выдаёт свой фирменный жест: Сжав левый кулачёк она как бы бьёт им по голове невидимого карлика, прижавшегося к её правому бедру. – Продолжение следует, в передаче “Я Сама”…и тут, понятно, пошла уже рекламная пауза.
По началу Ржевский просто цокал языком и блестел глазами после каждого меньшевского выкрутаса, затем стал сам крутится у зеркала махая рукой, а потом к нему присоединился Коперже (конь поручика Ржевского – для тех кто ещё не знает) и они даже спорили у кого меньшевские выходки получаются лучше.
Но байка наша совершенно не об этом , байка эта о том, как однажды Меньшова приволокла на передачу некую красавицу Машу из журнала Плэйбой и давай приставать к мужикам на передаче – де съемки с голой жопой влияют на отношения между полами или как.
Мужики чуют, что они типа в 21 веке живут и всё вроде по телеку шурует и всё больше одобрительно так выступают, де хоть и с голой жопой, но таки эта тоже карьера и ветер демократических перемен ещё в силе и всё такое. Маша же сама масла в огонь подливает: я типа и в бога верю и в оркестре некого Кроля и играю и пою, а скромность у меня чисто национальная черта характера, а обнажённости и заголения это для престижу артистической судьбы, смягчения нравов и потепления международной обстановки – де не медведи мы вовсе…
А Меньшёва всё давит и давит. Многие мужеки, гворит, полагают, что как снимешься в плэйбое, или там просто голой по телеку мелькнёшь так доступность к телу и повышается и повышается. Так ли это, гыгыгыгы. Вот подошла к одному чуваку судя по расстановки зубов с шарикоподшибникова завода и микрафон ему прям в рот тычет: Повышается говорит доступность или нет. А он, а хрен его знает, мож и повышается. А она ему: А женился бы, говорит, на Маше с плэйбоя?
Мужик растерялся, стал мямлить о том, что он порнозвёзд с неба не хватает, но женится бы не стал…Страсти разгорелись жуткое дело, Маша дьявольски захохотала, а Меньшова призвав своего невидимого карлика и долбанув его как следует удалилась на рекламную паузу…
Поручик тоже раздухорился: Как может она, зараза, вопил он, такой риторический вопрос пусть даже и пролли с шарикоподшибникова завода задавать. Может без его шариков наш советский танк не просто братьев меньших не сможет по голове бить, до парламента ведь не доедет. Рази то, что у пролли нашего зиро шансов даж у её Машиной парадной поссать, а не то, что войти туда доказывает что то? Рази доказывают его заявы о неженитьбе падения национальных нравов или там наоборот взлёты терпимости в обществе. Так ведь нет же, нет, и ещё раз нет! Не доказывает. К чему она, Меньшова клонит, к тому, что вишь до чего дошло, лохи терь отказываются на красавицах женится. Божешмой, и это называется продолжение следует, и это называется “Я Сама”. Не верю! Всё ложь и подмена диалектики!
Ну а сам то, женился бы на плэйбоевской Маше? – встрял вдруг Коперже…
Тут нужно отметить, что слово “женится” и все от него производные были запрещены в Трижопье о чём ясно, черным по белому было написано во всех туалетах поручика. Причиной называлась аллергия на такие слова у хозяина, вызывающая рвотные порывы, дрожь во всём теле и даже конвульсии ягодичного нерва. Особенно запрещалось появлятся у него в подвенечных платьях и фатообразных накидках. Но в этот раз всё обошлось и поручик вдруг то ли задумался, толи размечтался…
К парадной машиной меня б, я думаю, то ж б не пустили. И если б даже и пустили, пусть даже и вовнутря, то как всегда в случаях с красавицами началась бы белиберда с виденьем и слышанием.
Тут поручик был абсолютно прав, когда бы он не сталкивался с ними, становился он невидимым и неслышимым. Иначе как объяснить, что смотрели они сквозь него и не реагировали на любые его заявления.
А что если мы как бы плывём на корабле, продолжает мечтать поручик,…вокруг тока волны булькают и вдруг капитан объявляет, что корабль наш переименовывают в Титаник. Всё бы вроде ничего, но тут вокруг появляются то ли Айзберги, то ли Лившицы и мы начинаем тонуть…
- Но а ты то кто на корабле? – спрашивает увлечённый историей Коперже.
- А я там кочегаром. – отвечает поручик
- А Маша?
- А она на носу песни поёт плэйбоевские.
- Так вы ведь тоните
- Да, мы тонем, и я как кочегар бросаюсь сразу к…
- На нос…
- Дурень ты, Коперже, я ж кочегар, к котлам бросаюсь я, давление там всякое проверить, чи угольку подбросить…но вижу я не клеится дело…
- Ну, ты поручик ещё уголька.
- Дурень, я тут объявляю по кочегарке тарутинский манёвр и пытаюсь залезь в нос.
- Неприлично это, поручик…
- А мне плевать на приличия – Машу спасать нужно…Хватаю я Машу за грудки и бросаю её за борт, сам же брасом прям на стрежень необитаемого острова в спасательном круге.
- А Маша?
- Она кулаками машет и грит: Я Сама… и пузыри пускает.
- Поручик, ну а что с Кролем?
- Я не знаю, я брасом, так сподручнее…Вощем спасаю я Машу, приплываем мы на необитаемый остров, я тут же под пальму с Машей и давай ей на грудь давить и в другие места типа искусственное дыхание от пузырей освобождать…и гляди ка, открывает Маша глаза и чары спадают, видит она меня и слышит: Осуждаешь ты меня, поручик, за то, что я типа плейбоила и снобствовала, не будет у нас из за этого щастя на этом необитаемом острове. А я ей - да лана те, Маш, с кем не бывает, прощаю я тя…
- Чо те ещё остаётся делать то, гыгыгы
- Замолчи, пошляк, я её искренне люблю, хоть я и кочегар и на необитаемом острове, но гляди, грю я ей, - возьмёшься тут за старое, прибью!

Вечерело, закончилась передача “Я Сама” и начались скучные новости. Пришли соседи ругаться почему поручик мусорное ведро не моет и от этого мухи везде, поручик не стал заводился с ними, он всё смотрел в окно как будто там, в придавленных собственными лысинами полях вот вот мелькнёт парус с ушастым кроликом на парусах…



 

© Россия – далее везде. Публикуется с разрешения «Proza.ru»
 

© проект «Россия - далее везде»
X