Проза и поэзия
 
 
Ефим Друц
Ефим Друц: поэт и единственный в России "цыганский" писатель. Издал 45 книг в нашей стране и за рубежом. Его книги - это увлекательное путешествие в мир цыганской таборной жизни. Кочуя с табором, живя по его законам, пройдя невероятно сложный путь, он собрал легенды, сказки и песни этого загадочного для нас народа. У нас в журнале вы найдете и сказки цыган и редчайшие ноты таборных песен.

Краткий библиографический перечень книг о цыганах
1. Сказки и песни, рожденные в дороге. Цыганский фольклор. М., наука, ГРВЛ, 1985
2. Фольклор русских цыган. М., Наука, ГРВЛ, 1987.
3. Сказки и песни цыган России. М., Правда, 1987
4. Цыганские сказки. - Сказки народов СССР. В 2-х томах. М., Правда, 1986. Т. 1,98-110.
5. Народные песни русских цыган. М., Советский композитор, 1988
6. Фольклор русских цыган. - Малые и дисперсные этнические группы в Европейской части СССР. - Реферативный сборник Московского филиала Географического общества СССР, М., 1985, с. 16-25.
7. Mustlane, ratsu, kuld, kuratja sunn. - Loomingu. Tallinn, 1986r. xq 27 (1491).
8. Varfor Gud alskar zigenarna (e.m.) Fripress Bokforlag, 1986 (OroKroJibM, LLlBeima).
9. Russian Gypsy Tales. Canongate. Edinburgh, 1986
10. Der Nachtvogel. Zigeunermarchan aus Russland. Vorlag Volk und Welt. B., 1986 (1. Auflage); 1988 (2. Auflage).
11. Цыганские народные песни. Из архива собрательницы цыганского фольклора Е.А. Муравьевой. Подгот. Публикации, вступл. и коммент. Вып. 1-11. М., Советский фонд культуры, 1989.
12. Саткевич Н. Цыганские мириклэ. Перевод с цыганского Е. Друца. Северо-западное издательство. Архангельск, 1977.
13. Цыганка Стелла. Роман. Советский писатель. М. 1986.
14. Сказки цыган СССР. М., Наука, ГРВЛ, 1991 г.
15. Цыгане. М., Советский писатель, 1990 г.
16. Вайда и Ружа. Л.', Детская литература (ЛО), 1991 г.
17. Сказки цыган России. М., Книга, 1991 г.
18. Сказки цыган России. М., АП им. Сабашниковых, 1991 г.
19. Цыганские плутовские сказки и анекдоты. М., АП им. Сабашниковых, 1991 г.
20. «Золотые кирпичи». М. «Детская литература», 1992 г. (цыганские сказки)
21. «Золотые мониста». М. «Современник», 1992 г. (цыганские сказки и песни)
22. «Цыганские сказки» М. «Крон - пресс», «Ключ», 1993 г.
23. «Эксмо» («Амальтея») М., 1995 г., роман «Цыганский барон»
24. «Эксмо» («Амальтея») М. 1995 г., повесть «Чужой»
25. «Эксмо» («Амальтея») М. 1995 г., роман «Ведьма»
26. «Алтей» М., 1995 г. «Мудрое решение» (цыганская сказка)
27. «Алтей» М., 1995 г. «Рыжая лошадь» (цыганская сказка)
28. «Эксмо» М., 1995 г. роман «Месть цыгана»
29. «Эксмо» М., 1995 г. роман «Монти»
30. «Локид» М., 1997 г. роман «Волки»
31. «Цыганская душа» (стихи/раритет) без указания издательства. М., 1997г.
32. «Россия» М., 1997 г. «Цыганские песни на музыку композитора В.Воронцова (сборник авторских песен с нотами)
33. «Цыганский крест» (раритет) стихи М., изд-во «Рома»
34. «Рукою Бога» (раритет) стихи М., изд-во «Теург» 1998г.


Ефим Друц
Рукою Бога
( из книги "Рукою Бога", Москва, 1998)

Факельщик

Я - факельщик, бегущий среди ночи!
Чем дольше путь - тем холоднее свет.
Я - факельщик... Дома вокруг хохочут,
И лезут вверх, неудержимо, вверх...

Я - факельщик, который обитает
Среди гигантских каменных пещер,
Безумием и хаосом питаясь
Не понимая сумрака вещей...

Я - факельщик, по-своему счастливый,
Жонглирую огнем, тревожу ночь.
Свершаю труд нелегкий, кропотливый...
Кто из людей сумеет мне помочь?

Молитва
памяти Булата Окуждавы
Словно костер, горю я дотла,
Слезы свои осушу.
Боже, небесный, дай мне тепла,
Разве я много прошу?
Боже, небесный, вокруг карнавал,
Маски, не видно людей.
Жизнь - беспощадна, и все же права
Правдой жестокой своей.
Боже, яви свой немеркнущий лик,
Я ведь тобою дышу!
Маму мою возврати, хоть на миг,
Разве я много прошу?

Боже, не осуждай гордеца,
Слово дай молвить, спешу.
Боже, верни из могилы отца,
Разве я много прошу?

Боже , не дай мне сбиться с пути,
Тайны свои приоткрой.
Боже, любимую просвети,
Чтобы постигла добро.

Боже, распахнута к миру душа,
Кровью своею пишу.
Боже, спаси этот маленький шар,
Разве я много прошу?
1 октября 1997 г. Москва

Зверь

Мать моя! Одной тебе я верил,
Остальным ни в чем не доверял.
Не хотел я жить на свете зверем,
Заповеди Бога повторял.

А вокруг людские джунгли были.
Где считали: "Каждому - свое!",
Где глумились, врали, жрали, били
Люди, что похожи на зверье.
"Кровь - за кровь", или "око за око!",
Вот что вознеслось на пьедестал.
Стал я и седым, и одиноким.
Заблудился в джунглях - зверем стал!

Мать моя! Молись за мою душу,
Скоро пред Богом представать,
Высший приговор себе заслушать,
А потом - навеки остывать.

Потому в рассветный час туманный,
Вижу я, как сквозь огонь и дым,
Возникает мальчик странный.

Тот, что ждал явления звезды.

Тот, что пел, и в небе плыл, как птица,
Тот, что верил, но в конце устал,
Тот, что Богу не хотел молиться,
и, как все, обычным зверем стал!
22 мая 1998 г
.

А душа моя болит и плачет.
На плечах тяжелый груз лежит.
Знаю я, что ничего не значит
То, что не тебе принадлежит.

Боль моя затягивает в омут,
И сопротивляться нету сил.
Если Бог принадлежит другому,
Значит, я его в себе убил.
24 мая 1998 г.

Бог-отец, сбереги от распятья,
Дай уйти к небесам молчаливым!
Я поверю, что все люди - братья,
И наверное, стану счастливым?

Бог-отец, сохрани мою душу,
Дай напиться земным торжеством,
Пенье звезд на рассвете послушать,
Насладиться стихов колдовством.

Кто страдает - не будет игривым,
Кто велик - сбережет свою честь!
Бог-отец, расскажи, чем мы живы,
Что в нас вечно, что будет, что есть?




Огонь не знает назначенья
Сердца людские согревать.
Душа пронизана Реченьем -
Романсы хочет создавать.

Вода не ведает о жажде.
Полет естественен, когда
Он завершается однажды
Последним взмахом, навсегда!

Но мир живет, собой волнуя,
И лишь себе принадлежа,
А смысл искусства формирует
Поход по лезвию ножа...
Москва
18 февраля 1981 г. - 7 мая 1998г.,



Отказавшись от любых желаний,
Душу свою вверивши тоске,
Я плыву, как лодка в океане,
И - неуправляемый никем.

Словно ветер, счастлив и свободен,
Никому не должен ни гроша,
Я звучу! Я соткан из мелодий,
Песенная плачется душа!

В череде любовного дурмана,
Напоенный сказками до дна,
Вижу я безбрежность океана
И звезду, что в руки мне дана!
22 мая 1998 г.


Эстетика страсти

Вступаю в игру, заранее зная - финал неизбежен,
Как все, что кончается смертью!
Живое обязано подчиниться слепому закону инстинкта,
Но я вспоминаю: а может было иначе?
Не смертью закончился смысл неуемной затеи, а жизнью,
И не другою, а нашей!..
Мы пляшем под пение диких фанфар, играющих танец

чудовищной страсти -
Во власти того, кто неведом, но следует следом, и нами опознан не будет,
Мы - люди, которым досталось копировать то, что в природе
Угодно всему и само по себе прорастает...

Вступая в игру, я уверен лишь в том, что мое изверженье
Закончит борение страха и смысла...
Во мраке ползут, надвигаясь, туманные истины цели,
Но нет у тьмы окончанья, пока не восходит надежда
Своей одинокой бедою.
Под яркой звенящей звездою распятые наши инстинкты
Тускнеют, как тени к рассвету, исполнив законы завета...

Когда я вступаю в игру, я надеюсь на то, что рождается отзвук,
Как дальнего грома раскаты.
Я помню, что я виноват в неистовом зове столетий.
Пытаясь сломать эту клеть, я в западню попадаю.
Страдаю, но выхода нету!
Есть - лето! Дождливое лето. Взметается облако выли.
Мы - были.

Когда я вступаю в игру, я тревожен.
Открыта пещера познанья.
Возможно, не будет исхода в другой, неизведанной жизни,
И то, что назвали любовью, не более тяги, порыва,
Влекущего в тайные дали, где столько огня и печали,
Что хватит с избытком для многих...

Тревожно ли сердце оленя, бегущего в час ожиданья?
Беспечны ли крылья у птицы, усталой, покорной, уснувшей?
И верят ли в пение волны, когда их покой ожидает?
А буря летит, настигает, и, в глубине зарождаясь,
Влечет к неизвестной дороге, и смысла ее не постигнуть,
Познанья еще не отведав, предвкушаю победу.

Когда я вступаю в игру, я верю, что я не умру,
И не сгорю, и снова увижу зарю.
Я кровью, как пеплом сорю и расхожусь с мирозданьем,
И рушу надежное зданье, воздвигнутое собой, без участья людского.
Ничтожный, бессмысленный повод - желать, не имея познанья,
И все понимать с опозданьем, но все-таки - все постигать.

В бесстрастьи - лицо каменеет. Глаза торжествуют, как своды
Неба - в них столько природы, но мы понимать не умеем!
В огне утопают глазницы, но смысл еще не родился,
И форма еще не открыта для скульптора - господа Бога,
Он явится вскоре и смыслы свои принесет,
Но это останется тайной.

Резец прикоснулся к природе и мрамор запел под руками.
В нем кровь не пролитая бродит.
И камень, и тело веками ждут Мастера для вдохновенья.
Ему ли бояться истока...

И вдруг наступает мгновенье!
И все исчезает с последними звуками ночи.
А утро приносит иные цвета, и запахи, и - тревоги.
Но даже впитав в себя знанье финал,
Я все же пойду по дороге с начала до гибельного конца
Для постиженья Творца, его изначальной забавы,
Не ради порока и славы.
Слияние с миром - виной!
Не будет загадки иной, чем та, что страсть породила,
Вложила в гармонию илу и светом своим осветила,
Не зная выше Добра, чем эта слепая игра, в которую снова вступаю,
Пока еще жизнь наступает, и сердце мое искупает
Игру, приближеньем венца, и я - коронованный царь,
Возникший по воле Отца, его повторяю желанья!..
11 апреля 1981 г. - 26 мая 1998 г. Москва


2000-NIW Все права защищены .При перепечатке ссылка на niworld.ru обязательна.

"ЦЫГАНСКИЙ БАРОН"


Оставьте Ваше колдовство,
Оставьте, не гневите Бога!
Не изменить Вам ничего,
Не изменить Вам ничего.
У Вас, мой друг, своя дорога!
ноты


"... И кто ж его знает, с чего это народ мой был подвергнут гонению и вынужден был бежать со своей родины - Индии и скитаться по свету? Объехали цыгане весь мир, пытаясь найти спокойное место, где бы их не трогали, и решили остановиться в России. Здесь они и приняли православие, и стали посещать храмы божьи... Моим корням, почитай, лет триста, если не поболее будет. О тех, кто из нашего рода в Россию пришел когда-то мы уже подзабыли, а тех, в хорах цыганских пел да на ярмарках торговал - помним. Вот с одним моим предком история чудная случилась. Мотался табор: туда-сюда, коней менял, песни пел, цыганки гадали, все как обычно у цыган делается. А потом городские цыгане, что в хоре пели, приехали и взяли одну из наших полевых цыганок. Красавицей она была и пела, бог ты мой, как она пела, заслушаешься. Увидел ее граф Воронцов, услышал, влюбился в нее и стал с ней жить. Конечно, если бы она его не любила, это дело не сладилось бы. Но у них все обоюдно было. Пожила она с графом в радости и в согласии несколько лет...
- И что же? - перебил я его. - Бросил он ее?
- Нет, умер граф и осталась она одна с двумя сыновьями, и с фамилией графской.
- Это почему так?
- Условие она ему поставила. Полюбовницей, говорит, быть не хочу, женой буду. Значит и фамилия у меня будет твоя, графская. Тот не возразил ничего. Так вот, осталась она одна после смерти графа. Ну, конечно не бедствовала, кое-какое золотишко у нее было. Но в хоре больше не пела и в табор не вернулась. Прошло немного времени и посватался к ней один красавец-цыган, уважаемый человек, барон. Согласилась она, но опять поставила условие. "Если, говорит, ты меня любишь, фамилию мою будешь носить'*. Согласился он и с той поры фамилия цыган Воронцовых стала гулять по свету. Цыган тот, муж ее, знаменитый был делец, постоялый двор держал, знаменитых лошадей имел, на бегах играл. Сыновья выросли, как водится, свои семьи завели и пошло, поехало. Вот и я - Воронцов. Вроде бы - граф, вроде бы и барон цыганский.
Старик засмеялся.
- В старину мне говорили, что еще при живом графе Воронцове одна старая цыганка предсказала разорение и запустение России. Граф тогда очень расстроился, все не верил, расспрашивал старуху:
- Как, мол, старая, так может быть? Страна сильная да богатая. А цыганка ему в ответ:
- Все по сторонам растащат из-за того, что договориться не смогут... Старик помолчал, а потом сказал:
- Выходит, права цыганка-то?! А сейчас что? Каждый сам себя утверждает, в свою сторону тащит, за деньгами гонится. Но не все, конечно, не все. Один из наших, Воронцовых, цыганских, ансамблем руководит. "Цыганский барон" называется. И песни он пишет, и старины не забывает. К примеру так тебе скажу: конечно, время-то ушло, старую песню сегодня в том виде, в каком она была когда-то, уже не вернуть. Да и такта у современных мало. Дрыгалка одна. А ведь раньше за песню могли жизнь отдать, песня вынимала из человека душу, он все забывал: и землю, и небо. Страдал за песню - вот какие времена и люди были!
Старик замолчал и посмотрел на меня.
- Так было, - сказал я ему, - а нынешний век цыганского искусства - иной.
Имена авторов, чьи песни даже сами цыгане считают народными, никогда не исчезнут и не забудутся. Один из них - певец, музыкант и композитор - Владимир Воронцов. Имя этого человека знакомо многим по выступлениям на концертной эстраде. Со своим ансамблем "Цыганский барон" певец объездил всю Россию, песни его постоянно звучат по радио и телевидению.
Творчество Владимира Воронцова такое же многогранное, как и жизнь его цыганской династии: мелодии мягкие и нежные сменяются музыкой веселой и задорной, и даже игривой, в классический перебор витиевато вплетаются синтезатор и электрогитара. Поет он и цыганский фольклор, но постоянно ищет современную интонацию, сегодняшний ритм, чтобы соединить все это с традиционным рисунком цыганской песни. Им написано уже более сотни песен, выпущено несколько пластинок на фирме "Мелодия", вышел двойной альбом - инсценировка классической цыганской сказки "Вайда и Ружа".
Зря беспокоится старый барон. Не умирает цыганское искусство. Пока живет хотя бы один цыган - песни цыганские будут звучать постоянно.
Е. ДРУЦ

* Песни на стихи Е.Друца:
1. Поющий Дым -лист1(gif - 27.3 кб) -лист2(gif - 15 кб)


Пройдут года, я буду помнить, Вечерних труб поющий дым.
Он, как идущий в небо поезд,
На облаках его следы.
Он проникает в мирозданье,
Он улетает от беды.
В тревожном небе пропадает Вечерних труб поющий дым. Звучит мелодия рожденья,
Освобожденье от оков.
Дым, как живое сновиденье,
Спешит за стаей облаков.
Он, как собака в волчьей стае,
Он, как в собачьей сзгае волк,
И облаков семья густая
Под свой покров берет его.
Страницы памяти листая
Себя я вижу молодым,
А надо мною в серой стае
Плывет поющий синий дым.
2.
3. Что есть любовь? -(gif - 27.8 кб)


Что есть любовь?
Неведомая сила,
Серебряные струны теребя,
Однажды тайну мне свою открыла,
И я услышал: "Я люблю тебя!"
И в этот час рассветного тумана,
О прошлой жизни думая, скорбя..
И вдруг она' на сердце злая рана,
И эха крик: "Я не люблю тебя'",
Качаюсь на изменчивых весах.
Кого винить?
Во всем виновен сам.

4. Скрипач -(gif - 21.5 кб)


Снилось солнце скрипачу слепому! Замер он, от счастья чуть дыша,
И тогда скрипач впервые понял,
Что плывет над миром яркий шар.
И цветов и красок не изведав,
На ладонях солнце он держал.
Шар качался от ударов ветра,
Он сиял, искрился и дрожал. Красный шар умчался в поднебесье
Словно птица, вылетел из рук,
И тогда скрипач услышал песню,
Разбудил его протяжный звук.
Взял он скрипку, помолчал немного,
Вспомнил песню, что в душе зажглась,
А потом отправился в дорогу,
И о солнце песня полилась.
5.
6. У цыган такая доля -(gif - 21 кб)


У цыган такая доля:
Ночь, поля да месяц светит,
Выезжаем в чисто поле,
Ветер кружит, кружит ветер.

Бездорожье, бездорожье!
То пьянит, а то обманет.
Нам любовь всего дороже,
О любви споем цыгане. Жил я в таборе бродячем.
Было холодно и жарко,
Жил под крышей из дождя
И любил одну цыганку.

А она рукой махнула
И ушла, забыв обеты,
В непонятную страну,
На краю чужого света.
С той поры поет мне ветер,
То пьянит, а то обманет,
Что нельзя цыганам верить -
Непутевые цыгане!
7.
8. Одинокое дерево - цыганский текст Б.Жукова (лист1 gif - 16kb, лист2 - 20.6кб)
Со камэс тэ пучэс,
Гоже брэза?
Полпестэ ромэн покхарэс
Полсо ту тырды,
Мири гожо.
Со камэс тэ пучэс мандыр ту. Что ты хочешь сказать.
Одинокое дерево,
За собою цыгана маня?
Почему ты молчишь,
На себя не надеешься,
Что ты хочешь спросить у меня?
Припев:
Удыкхэса о дром, балыбэн.
О, яга барэ,
Закачена одой черэня руповэ.
И простала о грай пиро чергэня,
А амэн одой туса нанэ,
А амэн одой туса нанэ. Припев:
Видишь: в небо уходит
Дорога пустынная,
Изгибается, кружит,
Молчит о своем?
Это - наша судьба -
Неразрывная линия,
По которой идти нам вдвоем.
9.
10. niw 01.06.2002
Материал предоставлен автором.
по изданию "Песни Владимира Воронцова", Москва, "Россия", 1997г.

©«Россия – далее везде»
Публикуется с разрешения автора
 

© проект «Россия - далее везде»
X